суббота, 3 сентября 2011 г.

Трагедия в Беслане

Ребята! Только что прошёл праздник, посвящённый началу нового учебного года. Как бы мы ни грустили, что закончились летние каникулы, солнечные, тёплые, насыщенные событиями и впечатлениями, мы всё равно рады, что встретились с одноклассниками, что радостно и гостеприимно распахнула перед нами двери родная гимназия, в которой мы будем учиться ещё несколько лет. И праздник 1-го сентября ещё не раз повторится в нашей жизни. А у детей, которые смотрят на вас с этих фотографий никакой праздник уже не повторится... Они погибли. Погибли, когда 1 сентября 2004 года пришли в свою школу на праздничную линейку...

Эта трагедия потрясла мир своей жестокостью. 
1 сентября 2004 года террористы захватили бесланскую школу №1. 
Хронология тех событий глазами очевидцев.
8 часов 50 минут. В эти минуты почти во всех школах идут последние приготовления к одному из главных праздников — Дню знаний. В России это традиционно особенный день. Дети одеты в праздничные наряды, на лицах — улыбки, в руках — цветы, за спиной новые портфели с учебниками. В Северной Осетии 1 сентября — был самым счастливым праздником. Светлана Дудиева, председатель комитета «Матери Беслана»: «Каждый знает, что такое школа, и у каждого родители, которые провожают своих детей в школу. В общем, эта дата и это событие касаются всех. Был красивый первый осенний день, очень солнечный, очень радостный. Я проводила сына в школу. Потом за ним ушла уже моя студентка-третьекурсница дочь, тоже хотела привести брата в школу. Я стояла на балконе и смотрела, как мои дети уходили в школу радостные, красивые, нарядные с шарами, с цветами. Как молодые мамы провожали своих детей в 1 класс. И рядом катили коляски с новорожденными детьми. Они все шли в школу на праздник». 

9 часов утра. В школе номер 1 города Беслан звенит первый в этом году звонок, и начинается торжественная линейка. 
9 часов 10 минут. Закончилась линейка. Учащиеся общаются во дворе, фотографируются с родителями, некоторые заходят в здание. 
9 часов 15 минут. Недалеко от школы останавливаются 2 машины. Из них выходят 32 боевика, в том числе террористки-смертницы. В 9 часов 20 минут террористы вошли во двор школы с двух сторон, чтобы отрезать пути отступления. Несмотря на их оцепление почти ста школьникам удалось выбраться из-за начавшейся суматохи. Остальных — 1100 человек, среди которых были учителя, дети и их родители — террористы начали загонять внутрь школы. Раздались автоматные очереди. Вспоминает одна из заложниц, член комитета «Матери Беслана» Анета Гадиева: «Моя девочка старшая, Алана Дуган, раньше ушла в школу. Ей было на тот период 9 с половиной лет. Мы жили прямо рядом со школой. Я с другим ребенком, Миленой, зашла позже. И как только я переговорила со своей девочкой, сразу же за моей спиной раздалась автоматная очередь. Я повернулась, и стоял человек с искаженным лицом, озверевшим, с автоматом в руках. У меня мысль прозвучала, что это, наверное, это какой-то маньяк. Но потом уже, когда со всех сторон стали раздаваться выстрелы, и они стали кричать „Аллах Акбар“, тогда я уже поняла, что это, скорее всего захват. И они нас погнали, вот так оцепили площадку кругом, и стали загонять в школу. И это было, это был кошмар. Более тысячи человек. Я сразу упала с ребенком. И вот эта толпа на меня неслась. И только одна мысль: „растопчут“. Я ребенка еще прижала под себя. И кто-то меня подхватил. А девочку старшую я потеряла. Я только повторяла, только шла и повторяла, что „я больше не увижу свою девочку“. И вот в таком состоянии нас загоняли. И я шла последняя. И рядом шла директор школы». 
9 часов 50 минут. Уже в спортзале, куда собрали всех заложников, один из них, Руслан Бетрозов, пытается заговорить с террористами и успокоить людей. С Русланом в зале находились 2 его сына. Они были убиты 3 сентября. Руслана ставят на колени и расстреливают в упор у всех на глазах. Затем террористы тащат его тело через весь зал к выходу. После этого — заносят в здание взрывчатку и оружие, начинают минировать помещения. Самодельные взрывные устройства развешивают гирляндами на стенах, над головами детей. Среди них много дошкольников, которых родители взяли с собой на линейку, они плачут на руках у матерей. Все это террористы снимали на пленку: 
9 часов 59 минут. Создается оперативный штаб. 
10 часов 50 минут. Вокруг школы выставлено оцепление из бойцов спецназа и милиции. Однако люди продолжали идти к захваченной школе. Их состояние можно передать одним словом — ужас. Зарина Таучелова, мать двух погибших девочек: «Мы бежали туда. Прибежали, и, вот уже всё было закрыто. И на протяжении 52 часов мы только ждали, как всё это разрешится. С надеждой на то, что хотя бы дети будут живы. Были страшные часы ожидания. И для многих, конечно, же, жизнь на этом закончилась. По-другому я даже не могу сказать». Примерно через час боевики начинают разбивать окна школы. Позже эксперты, анализируя события тех часов, придут к выводу: это было сделано, чтобы предотвратить использования газа. Ровно через 2 часа после захвата террористы выдвигают первые требования. Из здания школы выходит заложница, которая передает записку с условиями: освободить боевиков, арестованных за нападение на Ингушетию и вызвать на переговоры президента Северной Осетии Александра Дзасохова, главу Ингушетии Мурата Зязикова и врача Леонида Рошаля. Журналисты, которые работали в эти дни в Беслане, вспоминают, что в первые часы поступала абсолютно противоречивая информация, не было понятно, что творится в здании школы. Говорит бывший корреспондент Радио «Маяк», Федор Макаров: «Взрывы и одиночные перестрелки продолжались в течение нескольких дней. Вплоть до штурма. Практически никакой информации о том, что там происходит, не было. Уже потом стало известно о расстреле милиционеров и мужчин — всех, кто мог оказать какое-то сопротивление террористам в школе». 
 11 часов 30 минут. Появляются сообщения о том, что за каждого убитого террориста будут расстреливать 50 заложников. Вспоминает Маргарита Симоньян — в то время специальный корреспондент программы «Вести»: «Это самое страшное, что я видела в своей жизни. Ни один нормальный человек не мог бы находясь там, воспринимать это без ужаса. Я помню, что я не могла писать, как только я начинала писать — у меня лились слезы, и мокла бумага в блокноте. Не плакать было невозможно. Это был просто ад». Как показало расследование, руководство терактом в Беслане осуществлялось из-за рубежа. Многие боевики, захватившие школу, прошли подготовку в международных лагерях террористов. Многие из них имели паспорт Кувейта, Саудовской Аравии или Алжира. Член думского комитета по международным делам Семен Багдасаров: «Естественно, речь идет о международном терроризме. Во-первых, это организованный террористический акт, осуществленный сторонниками идеологии крайнего террористического течения, крайнего политического салафизма. Сама по себе эта идеология к нам пришла извне. Я уже не говорю о том, что люди, участвующие в этом террористическом акте, они были тесно связаны с целым рядом международных террористов, которые находились как на территории Северного Кавказа, так и за его пределами». Эксперты указывают на возможное содействие Ильяса Ахмадова, так называемого «министра иностранных дел Ичкерии». Ему, кстати, за месяц до трагедии в Северной Осетии было предоставлено политическое убежище в США. Операция по спасению заложников в Беслане началась примерно в час дня третьего сентября. В ней были задействованы элитные силовые подразделения «Альфа» и «Вымпел». Во время освобождения погибли 10 сотрудников, 26 были ранены. Столь большие потери связаны с тем, что операция началась спонтанно — от взрывов рухнула крыша школы. Несмотря на постоянную стрельбу, офицеры стали доставать и выносить из завалов живых. О них жители Беслана будут помнить всегда. Говорит Маирбек Туаев: «Похоронены они в родных местах. Но для них на мемориальном кладбище в Беслане отдельно установлен памятник — для спецназовцев и двоих служащих МЧС. И по ним скорбят также как и по своим погибшим родным и близким». Герой России, полковник подразделения «Вымпел» Вячеслав Бочаров первым ворвался в здание 1-ой бесланской школы и уничтожил несколько террористов. Одновременно с ликвидацией боевиков спецназовец эвакуировал из здания нескольких детей и взрослых. Во время штурма школы Вячеслав получил тяжелое ранение — пуля пробила голову. Он числился в списке пропавших без вести, а в ряде публикаций даже в списке погибших. Однако через несколько дней пришел в себя в военном госпитале и написал свою фамилию врачам. Каждый шаг, сделанный им в захваченной террористами школе, остался в памяти Вячеслава: «Делегация Беслана третьего сентября каждый год приезжает в Москву. Я с ними встречаюсь, мы на кладбище приезжаем, где похоронены ребята. Взаимное проникновение одного народа в другой. И это подчеркивает о том, что мы не разные, мы одинаковые. Здесь, конечно, многое изменилось с того 2004 года, потому что здесь создается мемориал, некоторые фрагменты школы удалены, некоторые изменения произошли. Но я вот с трепетом ощущаю трепет того момента 2004 года, который был присущ на тот момент. Я вот сейчас мысленно весь свой путь движения прослеживаю, в голове у меня проходит, от начала движения до практически ранения, когда я потерял сознание. Здесь остались 10 сотрудников центра специального назначения, поэтому внешние изменения, которые здесь произошли никак не отражаются на том внутреннем состоянии человека, который сам здесь видел то горе, видел погибших детей, взрослых. И эта трагедия, она была сопричастна не только со всей страной — со всем миром.» Азамат — учащийся школы №1 города Беслан — 7 лет назад он смог выжить в результате одного из самых чудовищных терактов в истории, сегодня он мечтает только об одном: «Хочется пожелать всем детям, чтобы они никогда не увидели то, что увидели 1 сентября мы. Желаю добра, счастья, любви, мирного неба над головой». 
3 сентября в память о погибших и тех, кто умер уже после событий в Беслане, в небо запустят 335 белых воздушных шаров. А на церемонии памяти, по печальной традиции, будут выставлены бутылки с водой — в память о том, что детям, загнанным в спортзал, окруженным взрывчаткой и оружием, три дня не давали пить. Средняя образовательная школа N1 Беслана была захвачена группой террористов 1 сентября 2004 года. Более 1,2 тыс. человек — школьники, их родители и учителя, — оказались в заложниках. В течение трех дней их держали в начиненном взрывчаткой спортивном зале школы. В результате теракта погибли 334 человек, в том числе более 180 детей. Еще несколько человек скончались в последующие годы от полученных во время теракта травм.

0 коммент.:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...