вторник, 25 октября 2011 г.

Отечество нам - Царское Село

17 октября с.г. в гимназии прошёл праздник, посвящённый 200-летию со дня основания Царскосельского Лицея. Мальчики из нашего класса участвовали в выступлении: Баклан Даниил, Комлев Егор, Макин Алексей, Овдейчук Никита, Шишляев Роман.Именно они представляли лицеистов, встречающих русского поэта Державина в Лицее.
Поделитесь впечатлениями от праздника, поблагодарите мальчишек, столь достойно исполнивших свои роли. Поздравьте Скопиченко Марию, победившую в викторине «Тесней, о милые друзья, тесней наш верный круг составим».
Фрагмент литературного праздника:
Выходит группа  лицеистов, которые вспоминают уроки словесности: (на экране появляются портреты лицейских друзей Пушкина):
 1-ый лицеист: Друзья, а вы помните класс профессора Николая Фёдоровича Кошанского?
2-ый лицеист: Да, конечно. Мы тогда писали стихи, а профессор рассказывал, как это надо делать.
3-ый лицеист: Помню, как мы писали стихи про розу, и Пушкин первый прочитал свою розу.
1-ый лицеист: Я помню, как Кошанский говорил: «Поэзия требует высоких выражений. Поэзия – сама музыка».

2-ый лицеист: Да-да. И он нам читал стихи Державина. Помните строчки: «Когда багровая луна, сквозь тьму блистает…» А потом Дельвиг читал «Водопад» Державина.
4-ый лицеист: Помню-помню.   
Алмазна сыплется гора
С высот четыремя скалами,
Жемчугу бездна и сребра
Кипит внизу, бьет вверх буграми;
От брызгов синий холм стоит,
Далече рев в лесу гремит.
3-ый лицеист: Но у Державина есть и другие стихи, где без ехидства сказано:
Поймали птичку голосисту
И ну, сжимать её рукой,
Пищит бедняжка вместо свисту,
А ей твердят: «Пой, птичка, пой!»
5-ый лицеист: А профессор сказал: «Шутки позволительны гению, а я к вам обращаюсь: пробуйте силы не в шутках, а в серьёзном роде. Ведь скоро экзамен…
4-ый лицеист: Я помню тот экзамен! Я сам встретил Гаврилу Романовича и проводил его в зал.
Лицеист, представляющий Дельвига, спускается в зал за Державиным и провожает его на сцену.
Державин обращается к лицеистам с приветственным словом:
- Дорогие мои молодые друзья!
Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.
 
Ваш долг: спасать от бед невинных,
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.
 
Звучит военный марш Г. Свиридова  к кинофильму «Метель», музыка замолкает и раздаётся приглашение: 
- Приглашается лицеист Пушкин для сдачи экзамена.
6-ой лицеист выходит и, подняв руку, декламирует отрывок из стихотворения «Воспоминания в Царском Селе»:
Навис покров угрюмой нощи
         На своде дремлющих небес;
В безмолвной тишине почили дол и рощи,
         В седом тумане дальний лес;
Чуть слышится ручей, бегущий в сень дубравы,
Чуть дышет ветерок, уснувший на листах,
И тихая луна, как лебедь величавый,
         Плывет в сребристых облаках.
 
О громкий век военных споров,
         Свидетель славы Россиян!
Ты видел, как Орлов, Румянцев и Суворов, 
         Потомки грозные Славян,
Перуном Зевсовым победу похищали;
Их смелым подвигам страшась дивился мир;
Державин и Петров Героям песнь бряцали
         Струнами громозвучных лир.
Звучит военный марш Г. Свиридова  к кинофильму «Метель».
Державин встаёт, выпрямляется, лицо торжественное, в слезах:
- Прекрасно! Вот так через звуки лиры и трубы оживают подвиги, торжество свершений, красота деяний…  Но время моё прошло, мальчики… Скоро, скоро явится  новый Державин. Это – Пушкин.  (Лицеист, читавший отрывок из стихотворения «Воспоминание в Царском Селе», убегает в конец зала).  Но где же он? Куда убежал?
 
Ведущий рассказывает: «Державин всегда был моим богом, о нём можно говорить только почтительно: он – Державин! Ты помнишь, я убежал тогда. Почему? Мне стало стыдно. Перед Державиным стыдно. Ученичество у меня, только ученичество, не более того! Мы, царскосельские отшельники, что мы можем…»
Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет…
 
Лицеист выводит ученицу, которая читает стихотворение Пушкина «Прощанье»:

Промчались годы заточенья;
Недолго, мирные друзья,
Нам видеть кров уединенья
И царскосельские поля.
Разлука ждет нас у порогу,
Зовет нас света дальний шум,
И всякий смотрит на дорогу
С волненьем гордых, юных дум.
Иной, под кивер спрятав ум,
Уже в воинственном наряде
Гусарской саблею махнул —
В крещенской утренней прохладе
Красиво мерзнет на параде
И греться ходит в караул;
Иной, рожденный быть вельможей,
Не честь, а почести любя,
У плута знатного в прихожей
Покорным шутом зрит себя;
Лишь я, во всем судьбе послушный,
Беспечной лени верный сын,
К честям ничтожным равнодушный,
Я тихо задремал один.
Равны мне писари, уланы,
Равны наказ и кивера,
Не рвусь я грудью в капитаны
И не ползу в асессора;
Друзья! немного снисхожденья —
Оставьте красный мне колпак,
Пока его за прегрешенья
Не променял я на шишак,
Пока ленивому возможно,
Не опасаясь грозных бед,
Еще рукой неосторожной
В июле распахнуть жилет.

Ведущий обращается к лицеистам и их дамам, стоящим на сцене:

Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он как душа неразделим и вечен -
Неколебим, свободен и беспечен
Срастался он под сенью дружных муз.
Куда бы нас ни бросила судьбина,
И счастие куда б ни повело,
Все те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.

Лицеист выводит ученицу, которая читает стихотворение Пушкина «Разлука»:

В последний раз, в сени уединенья,
Моим стихам внимает наш пенат.
Лицейской жизни милый брат,
Делю с тобой последние мгновенья.
Прошли лета соединенья;
Разорван он, наш верный круг.
Прости! Хранимый небом,
Не разлучайся, милый друг,
С свободою и Фебом!
Узнай любовь, неведомую мне,
Любовь надежд, восторгов, упоенья:
И дни твои полетом сновиденья
Да пролетят в счастливой тишине!
Прости! Где б ни был я: в огне ли смертной битвы,
При мирных ли брегах родимого ручья,
Святому братству верен я.
И пусть (услышит ли судьба мои молитвы?),
Пусть будут счастливы все, все твои друзья!

Звучит в исполнении хора гимназистов «Прощальная песнь…» А.Дельвига
Шесть лет промчалось, как мечтанье,
В объятьях сладкой тишины,
И уж отечества призванье
Гремит нам: шествуйте, сыны!

О матерь! вняли мы призванью,
Кипит в груди младая кровь!
Длань крепко съединилась с дланью,
Связала их к тебе любовь.
Мы дали клятву: все родимой,
Все без раздела - кровь и труд.
Готовы в бой неколебимо,
Неколебимо - правды в суд.

Шесть лет промчалось, как мечтанье,
В объятьях сладкой тишины,
И уж отечества призванье
Гремит нам: шествуйте, сыны!

Тебе, наш царь, благодаренье!
Ты сам нас юных съединил
И в сем святом уединенье
На службу музам посвятил!
Прими ж теперь не тех веселых
Беспечной радости друзей,
Но в сердце чистых, в правде смелых,
Достойных благости твоей.

Шесть лет промчалось, как мечтанье,
В объятьях сладкой тишины,
И уж отечества призванье
Гремит нам: шествуйте, сыны!

Благословите положивших
В любви отечеству обет!
И с детской нежностью любивших
Вас, други наших резвых лет!
Мы не забудем наставлений,
Плод ваших опытов и дум,
И мысль об них, как некий гений,
Неопытный поддержит ум.

Простимся, братья! Руку в руку!
Обнимемся в последний раз!
Судьба на вечную разлуку,
Быть может, здесь сроднила нас!

Друг на друге остановите
Вы взор с прощальною слезой!
Храните, о друзья, храните
Ту ж дружбу с тою же душой,
То ж к славе сильное стремленье,
То ж правде - да, неправде - нет.
В несчастье - гордое терпенье,
И в счастье - всем равно привет!

Шесть лет промчалось, как мечтанье,
В объятьях сладкой тишины,
И уж отечества призванье
Гремит нам: шествуйте, сыны!
Прощайтесь, братья, руку в руку!
Обнимемся в последний раз!
Судьба на вечную разлуку,
Быть может, здесь сроднила нас!

Звучит вальс Г. Свиридова  к кинофильму «Метель», пока хор возвращается в зал.
Праздник заканчивается вручением дипломов участникам поэтической композиции и награждением победителей викторины «Тесней, о милые друзья, тесней наш верный круг составим»,  конкурса сочинений о смысле жизни  и поэтического конкурса. (Вопросы викторины прилагаются).

1 коммент.:

Анонимный комментирует...

Я участвовал в драматической миниатюре на этом школьном праднике и знаю, как это трудно - выступать на сцене. Но я очень рад, что узнал много интерсного и увлекательного о лициистах. После праздника я перечитал книгу о лицистах "в содах лицея", настолько я был погружен в эпоху лицейского братства.

(Шишляев Роман)

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...